АСП "сельсовет Инхокваринский" - О селе

Село Инхоквари расположено высоко в горах, под хребтом Кад, на высоте 3609 м над уровнем моря, на солнечной стороне Хваршинской долины. Однако первоначально, более 450 лет тому назад, оно было расположено на высоте 2500 м над уровнем моря, в скалистом месте Сосугьо.

То, что инхокваринцы – потомки дидойцев, доказывают найденные мною в Даггосархиве посемейные переписные листы жителей села Инхоквари на 1 января 1886 года. На этих листах есть вопросы и ответы о том, что: народность – дидойцы, вероисповедание – сунниты, язык – дидойское наречие хваршинского языка, сословие – уздени, население – в 73 домах (хозяйствах) 285 человек.

Достоверные сведения об албанских народах относятся к первому веку до нашей эры, когда античный автор Страбон сообщает о том, что в Албании живут 26 племен, отличающихся по языку, в том числе в Богулал, Дидо, Анди…

Гаджи Арипов в газете «Истина» в 2010 г. пишет: «По переписи населения на 1 января 1899 г., отдельно от аварцев были учтены андийцы – 30100 человек, дидойцы-цезы –10100 человек».

В Цумадинском районе раньше всех дидойцы появились на территории нынешнего села Хварши. В 1900 г. в Хварши жили 574 чел., в Инхоквари – 356 чел., Квантладе – 276 чел., Сантладе – 221 чел.

Вторую по размеру территорию земли в Хваршинской долине заняли дидойцы, пришедшие из тех же мест на землю нынешнего села Инхоквари (Анкагвари).

Некоторые считают, что Инхоквари означает «ущелье, теснина Инхо». Однако, как видно выше, название села Инхоквари при его основании было другое – Анкагвари. От слова «анклав» – просторное, свободное. И, действительно, место Сосугьо таким и являлось.

По мере увеличения населения в Сосугьо инхокваринцы сначала переселились в местность, где ныне Верхнее Инхоквари, а в ХVII веке два тухума Чозо и КIекIезо – основатели села – переселились в Нижнее Инхоквари.

То, что название Инхоквари происходит от названия села Инхо, Инхело Гумбетовского района, также является неправдой. Так как не только в этих селах, но и в других районах РД, кроме Цунтинского, дидойцы-цезы никогда не жили.

В селении Инхоквари ныне живут представители четырех тухумов: Чозо, КIекIезо, Дудари и НарикIа.

По переписи населения на 1 января 1939 года, в Инхоквари проживало 490 человек. В 1944 году все дидойцы из Цумадинского района были незаконно высланы в ЧИАССР, а в 1957 году их выдворили обратно в Дагестан и существованию единого села Инхоквари поставили конец. Из них 143 хозяйства с населением 448 человек переселили в село Октябрьское Хасавюртовского района, а 60 хозяйств с населением 214 человек уехали в родное село Инхоквари. Многие из них из-за плохих условий жизни в горах переселились обратно на плоскость.

Инхокваринцы и хваршинцы, ныне отделившись от родных, живут в Хасавюрте, Кизилюрте, Кизляре, Махачкале, Астрахани, Москве… и забывают свой родной язык, быт, культуру, обычаи, обряды, теряют любовь к Родине.

По данным Госархива на 1 января 1936 года, в 84 хозяйствах инхокваринцы содержали крупнорогатый скот в количестве 1152 головы, из них коров – 270 голов, лошадей – 72 головы, ослов – 172, овец и коз – 2874 головы.

По сравнению с 1886 годом увеличение содержания ишаков, лошадей, скота к 1936 году объясняется тем, что за этот период построили много хуторов и осваивали новые пахотные и сенокосные земли.

Овцы были тушинской породы с курдюками и андийской породы с тонкой длинной шерстью. Из такой шерсти производили сукно, войлок, хурджины, паласы, мешки, носки, веревки, рукавицы, из овчины и кожи делали шубы, шапки, обувь.

В селении Инхоквари было пять водяных мельниц (3 – Хочбара, 2 – Ибрагима) и во всех была очередь для помола зерновых. Зерновые и муку хранили в огромных деревянных ларях – цагъур и амбарах.

В Инхоквари выращивают как озимые, так и яровые культуры: пшеницу, ячмень, овес, рожь, кукурузу, картофель, морковь, тыкву, лук. Здесь растут деревья: грецкий орех, яблони, сливы, вишни, в инхокваринских лесах собирают дикие культуры: рябину, смородину, чернику, боярышник, шиповник, малину, а в сенокос: душицу, чабрец, мать-и-мачеху, зверобой и т.д. Инхокваринцы занимаются пчеловодством. В лесах Инхоквари обитают медведи, волки, дикий тур, зайцы, лисы.

В селении Инхоквари никогда не было феодалов, ханов, беков. Здесь жили одни уздени – незакрепощенные крестьяне со своими собственными земельными наделами и более 25 хуторами: Амилгьо, Гъвачугьо, Маналъгъе, Ахахъе, АжучIи и т.д.

О том, что на хуторе ЧIалал (ЧIелхъо) села Инхоквари когда-то жили 500 хозяйств, является выдумкой. Этот хутор до начала ХХ века принадлежал тиндинцам, и сейчас там 50 домов, и даже для них посеять что-то нет земли.

В селении Нижнее Инхоквари в конце ХIХ века жил один состоятельный человек – Хочбар, имевший 3 хутора, в том числе ниже хутора ЧIалал в пойме реки Хваршинка в местности Азгугъе, и когда отара овец Хочбара на пастбище поднималась ближе к их хутору, тиндинцы постоянно гоняли ее вниз. В 1901 г. Хочбар уехал в Сирию, один из его сыновей здесь остался жить.

В Инхоквари было много 2–3-этажных домов: Курбаналиевых, Шахруевых, Хочбара, Урчиевых, Газиева Шамхала, Гиреевых, Гаджиевых Абдуллы и Абдурахмана.

До выселения людей в Чечню здесь жило много мастеров, у которых было свое ремесло, из них самые лучшие были из тухума Чозо. Идрисов Магомед, изготавливавший резные окна, двери с глазками, сундуки, раскраивавший для шитья шубы, шапки, тюбетейки, черкески, которые шили женщины. Курбаналиев Али делал из дерева тарелки, посуду для воды и муки, Амиргамзаев Гаджияв – ложки, черпаки, табуретки, лопатки. Магомедов Ислам из В. Инхоквари делал железные вилы, лемехи, посуду для дойки молока, серпы, молотки, тяпки, кирки. Лучшим мастером по пошиву обуви был Корамагомедов Маха.

Репрессии невинных людей дошли и до Инхоквари. По рассказам еще живых потомков репрессированных, в 1937–1938 гг. из нашего села были репрессированы 6 человек.

В 30-х годах XX века в селении Кванада нашего района открыли школу для ускоренной подготовки учителей, и инхокваринские парни с радостью пошли учиться, а по окончании ее работали учителями, секретарями парторганизации в селах района: в Хварши и Цумада – Шахруев, в Кванада – Гаджиев Абдурахман, в Митрада – Магомедов Гаджиясулав, в Хушете – Абдукаримов Али, в Н. Хваршини – Гитинов Закаря, в В. Инхоквари – Гаджиев Саид и Магомедов Хабибула, в Н. Инхоквари – Нажмудинов Расул, Гитинов Магомед и Магомедов Жабраил.

В 1936 году у нас создали колхоз имени Карла Маркса и сельский совет. Инхокваринцы с радостью приняли советскую власть, быстро организовали колхоз, создали советские учреждения. Первыми руководителями в них были: председатель сельского совета Шахруев Халид, секретарь комсомольской ячейки Магомедов Хабибула, секретарь партийной организации Гаджиев Абдурахман.

В колхоз вступили дружно, отдав колхозу животных и землю. Я помню, что лежащий в постели мой больной отец колхозу дал 8 голов баранов и быка. Ни у кого претензии к советской власти не было, и когда в 1942 г. некоторые, ждавшие Гитлера, начали распускать колхозы, инхокваринцы свой колхоз имени К. Маркса, являвшийся тогда одним из лучших в районе, сохранили. В нашем селении в 1942–1943 годах были уничтожены трое лесных.

От начала и до конца Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. в Советскую Армию из села Инхоквари были мобилизованы 47 человек, из них на поле боя остались 26 человек.

В 84 хозяйствах нашего села до 1944 года осталось только 40 мужчин от 16 до 60 лет и старше 60 лет – еще 10 человек. Из оставшихся на поле боя четверо погибли за села Севского района Брянской области: Гайдаров Гайдар, Гаджиев Саид, Усаев Магомед, Омаров Шамиль, и в селении Новоямское они похоронены в братской могиле.

Многие работавшие в тылу женщины награждены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне»: Гаджиева А., Зирайлаева М., Мукутова А., Гитинова А., Алиева П. и т.д.

Гордостью не только инхокваринцев, но и нашего района является инхокваринский лечебный источник чудотворной воды – нарзан, что на высоте 1340 м над уровнем моря, бьющий со скалы суточным объемом до 600 литров. В 70–80-х годах ХХ века здесь был санаторий с гостиницей, кухней и с медработниками. Приезжавшим не хватало места в гостинице, они привозили с собой разноцветные палатки и жили в них вдоль реки Хваршинка.

В 90-х годах ХХ века санаторий разрушили, и сколько бы ни писали люди во все органы, его не восстанавливают. А ныне один хапуга, бросив в источник с нарзаном ржавый мотор, самовольно качает целебную воду, заполняет посуду приезжих, зарабатывая себе деньги.

Так днем и ночью инхокваринский нарзан продают в Махачкале, Хасавюрте, Кизилюрте, во дворах мечетей. Однако никому нет дела до этой воды, до здоровья людей.

А ведь здесь исключительные природные условия: чистый горный воздух, смешанные леса, прозрачная река Хваршинка, где водится форель.

Инхокваринцы, когда жили в одном селе, были веселыми, уважаемыми людьми, то есть до 1957 года – до выдворения из Чечни. У каждого тухума были старшие, чьи слова и решения считались обязательными, дружно исполнялись. Инхокваринцы собирались и отдыхали вместе и в праздничные дни. Недалеко от лечебного источника на майдан к инхокваринцам присоединялись жители соседних сел, организовывали даже спортивные состязания: по бегу, киданию камня, по борьбе, танцевали под звуки зурны и барабана, ели вкусную еду, приготовленную здесь же.

Инхокваринцы проводили праздники Первой борозды, День чабана, начала весны, наступления тепла «Кьедобо».

В семьях были определены обязанности мужа, жены, детей. Женщины обеспечивали уход за скотом, делали сыр, масло, когда созревали зерновые, косили их, стирали одежду всей семьи, занимались шитьем одежды, вязанием из шерсти вещей. Много было обязанностей у мужчин. Прежде всего, они должны были кормить и одевать всех членов семьи, заботиться о женщинах, детях, не давать их в обиду, а также пасти скот.

Инхокваринцам не повезло после 1957 года, когда их переселили из Чечни обратно в Дагестан. Ведь в Чечне они жили хорошо, у них был богатый колхоз: более 12 тысяч овец и 1900 голов крупнорогатого скота. После переселения в Хасавюрт из-за должностей в колхозе и в госучреждениях получился скандал с квантладинцами, а в 90-х годах вообще совхоз исчез вместе со скотом и техникой. Люди начали выезжать за куском хлеба в российские города.

Инхокваринцами, выехавшими в 1957 г. в родное село, за счет скота, привезенного из Чечни, вместе с хваршинцами был создан колхоз им. Фрунзе, однако цумадинское руководство решило распустить колхоз и передать все земли со скотом лесхозу, и переселенцев оставили ни с чем, и им также, начиная с 70-х годов ХХ века, приходится выезжать на заработки.

После переселения из Чечни в родное село Инхоквари здесь сначала председателем колхоза, потом председателем сельского совета, директором школы работал бывший работник РК КПСС с высшим образованием Магомедов Исмаил Идрисович. В 70–80 гг. ХХ века впервые до Инхоквари проложили автомобильную дорогу. В эти же годы при помощи директора лесхоза Зубаирова Гванакпа был посажен на большой площади яблоневый сад, до 90-х годов прошлого года работал на лечебном источнике санаторий, при школе был интернат, были построены мосты на реке Хваршинка.

Ныне более 25 лет у нас главами сельских администраций работают не специалисты, а люди с общим средним образованием.

Для своих детей, живущих в Махачкале, я в родном селе Инхоквари построил дом, посадил яблони, сливы, виноград, есть грецкие орехи, посаженные моим отцом в 30-х годах XX века. Дети ежегодно, как на курорт, едут отдыхать только туда, не забывают свою родину и землю моего отца.

Жаль, что на курортный край – мое село Инхоквари – власти не обращают заслуженного внимания, нет рабочих мест, в медпункте нет воды, телевизор показывает только один канал, санаторий в руинах...